Викки — филолог, преподаватель русского языка в Лондоне, мечтатель, читатель и лягушка-путешественница.

изображение


— Давно хотела узнать: иностранцы, которые берутся изучать такой сложный язык, как русский, — кто они? И что ими движет?

Это самые разные люди, всех социальных групп и профессий, а причин изучать русский язык у них, как правило, три.

Первая – это бизнес, в самом широком смысле этого слова: русский язык изучают люди, работающие в интернациональных компаниях, стремящиеся создать свой бизнес в России или поехать туда работать. Среди моих учеников есть банкиры, юристы, финансистов, специалисты в нефтегазовой сфере. Бывают и люди других профессий: так, например, я когда-то учила дирижёра, который теперь работает в Москве в «Новой опере», работников аукционных домов Sotheby’s и Christie’s, сейчас у меня занимаются англичанка – специалист по истории костюма и португальский архитектор, а моя коллега дает уроки певцам в Королевской опере в Ковент Гардене.

Причина вторая – семья. К нам часто приходят люди, которые хотят говорить по-русски, чтобы общаться с семьей жены (чаще!) или мужа (реже!) или которые хотят растить своего ребенком билингвом в двуязычной семье. Бывают и потомки эмигрантов, выросшие вне России, но интересующиеся своими корнями и жизнью в современной России.

Третья – самая моя любимая причина – это люди, хобби которых так или иначе связано с Россий, иногда это хобби – сам русский язык во всей его красе и богатстве. Они интересуются русской литературой, историей, кино, кухней и ….реже других бросают язык, не доучив.

— Родной язык у всех этих людей — английский?

Далеко не у всех. Все группы у меня сейчас смешанные, и в каждой хорошо если один англичанин (бывает и так, что ни одного).

Самый показательный пример – одна из моих последних (по времени набора) групп: там всех буквально по одному: немец, француз, португалец, итальянка, сербка, гречанка, британка и канадец. Общаемся мы, конечно, по-английски, и некоторые вещи я объясняю по-английски, но в таких мультинациональных группах стараюсь сводить язык-посредник к минимуму. Я умею и совсем без языка-посредника (в России мне приходилось работать с китайцами, корейцами и вьетнамцами, языков которых я не знаю), но вне России это все же труднее: реалии нужно объяснять, и на начальном уровне объяснить их быстрее на языке-посреднике. С англичанами я говорю по-английски больше: для большинства из них изучение нового языка – совершенно новая задача, изучение иностранных языков здесь – не самое популярное занятие, и порою их приходится «учить учиться».

— Вы любите свою работу?

В сентябре этого года исполнилось 13 лет как я стала работать преподавателем. Конечно, как и в любой работе, связанной с постоянным общением с людьми – бывают моменты, когда хочется все бросить и сбежать на необитаемый остров. Но работу свою я все равно очень люблю, и, к счастью, мне очень везет на тех людей, с которыми я общаюсь на работе – и со студентами, и с коллегами, и с начальством.

Главный «наркотик», на который «подсаживаешься», преподавая- это очень быстро заметный результат твоих усилий. Особенно это видно, когда учишь начинающих – алфавит, первые слова, первые глаголы – и вуаля, человек уже может что-то сказать, выразить себя на чужом языке, который постепенно становится не-чужим. Еще изучение языка меняет людей раз и навсегда, и когда ты участвуешь в этом превращении, чувствуешь себя немножко волшебником.

— Наверняка ваши ученики периодически выдают какие-то перлы. Поделитесь :)

Как-то студент из Advanced группы, войдя к нам в офис, обратился ко мне с вопросом:
— Можно водочки?
— Водочки?! — ошеломленно переспросила я. Странный, однако, вопрос перед уроком от вполне интеллигентного молодого человека, вот впервые в жизни мне такой задают.
— Ну да, водочки, — махнул рукой в сторону кулера студент, — холодной...

Отсмеявшись, объяснила, что все-таки водИчки, а не водОчки!

Один особо въедливый студент выдал:
— «Он начал читать книгу.».. Почему не «прочитать», Виктория??
Я:
— Потому что он начал процесс
Студент:
— Но "начал" - perfective!
Я:
— Да, он закончил начинать процесс... А сам процесс продолжается...
Студент:
— Да... Русский logic...

— Как случилось, что вы выбрали профессию преподавателя русского языка?

Как и многое в моей жизни — совершенно случайно. По образованию я филолог-русист и переводчик с 3-х языков (арабского, немецкого и английского), я закончила филфак Российского университета дружбы народов. На 3-м курсе нужно было выбрать специализацию, и я выбрала РКИ – русский как иностранный, совершенно не подозревая, что эта аббревиатура будет сопровождать меня столько лет. Моя альма-матер – это в своем роде «колыбель» отечественной методики преподавания РКИ, и я могу похвастаться, что училась у настоящих «асов».

Свое первое рабочее место – в одном московском вузе – я также нашла совершенно случайно, по рекомендации подруги (подруга работает там по сей день, а я проработала 6 лет, до переезда в Лондон, куда меня, собственно, тоже привел русский как иностранный). Тогда я еще училась в магистратуре и думала, что преподавание – это временно, пока не закончу учебу, но, как известно, временное часто оказывается постоянным – или, как минимум, долгим.

— Какими судьбами вас занесло в туманный Альбион?

Я никогда не планировала и не хотела эмигрировать, и мой переезд в Лондон произошел исключительно благодаря Его Величеству Случаю и любимой профессии. В 2007 году я приехала сюда по программе Британского Совета «Language assistant» на 8 месяцев, работала в обычной английской школе с детьми, вела у них разговорную практику. Затем прошла курсы повышения учительской квалификации, стала работать на полную ставку, поменяла визу, и со временем стала фрилансером.

С тех пор прошло уже 7 лет, и я чувствую, что здесь и сейчас я нахожусь на своем месте.

— Расскажите про свои любимые места в Лондоне.

Я Лондон люблю прямо целыми районами и говорить о них могу бесконечно – собственно, об этом половина моего дневника:) Сити, Вестминстер, Кенсингтон, Гринвич, Докландс – далеко не полный список, есть еще много маленьких мест и местечек, улочек и уголков. У меня, наверное, нет какого-то одного любимого места, больше всего я люблю бывать у реки, люблю стоять на мостах и смотреть на волны и проплывающие лодки и корабли.
Очень люблю вид на Tower bridge и HMS Belfast, который открывается с London bridge.

Люблю вид на Сити и Canary Wharf от Гринвичской обсерватории, вообще очень люблю Гринвич – там очень уютные пабы, чудесный парк и мои любимые старые здания Королевского Военно-морского колледжа, построенные сэром Кристофером Реном (это тот же архитектор, который построил собор св.Павла в Сити).

— Как выглядит ваш утренний маршрут от дома до ближайшей станции?

Живу я на юго-востоке Лондона, в довольно обычном маленьком городке, который загадочным образом относится одновременно к Greater London и графству Кент. На работу в центральный Лондон я езжу на поезде, а до станции хожу по типичнейшей high street, на которой – как и в любом маленьком английском городке – есть несколько китайских и индийских take-away shops (мест, где готовят еду только «на вынос»), пара пиццерий, пара турецких «кебабных», несколько благотворительных магазинов и парикмахерских, небольшие отделения основных британских банков (Lloyds, Barclays, HSBC), пара польско-литовских магазинов (это уже больше примета Лондона), сетевой супермаркет Tesco и несколько традиционных off-licence convienience shops – магазинчиков, где можно купить продукты и алкоголь, а также всякую хозяйственную мелочь. Ах да, еще, конечно, почтовое отделение Royal Mail и библиотека – непременные и неизменные атрибуты такой улицы, на моей они тоже есть.

— Опишите свой типичный рабочий день.

Обычно я встаю около 8 утра, просматриваю расписание, готовлю какие-то материалы для занятий на день: иногда их нужно просто распечатать из готовых наработок, иногда – сделать практически с нуля. Поскольку трижды в неделю я работаю до 9 вечера – веду вечерние группы, то я редко начинаю работать раньше 13-14:00, утренние уроки не беру почти никогда, только в качестве редчайшего исключения.

Потом я еду в центр или в Сити, где провожу несколько часов занятий с индивидуальными студентами или маленькими группами, а к вечеру – еду на Холборн, в Пушеинский дом, где у меня группы вечерние. Часто в промежутках между уроками я успеваю пробежаться по магазинам, зайти в какой-нибудь парк прогуляться – если погода хорошая, пообедать с кем-нибудь из коллег (если нам удается «совпасть» по времени перерыва) или просто выпить кофе где-нибудь с приятным видом. Поскольку в Лондоне я уже довольно давно, я периодически боюсь к нему «привыкнуть», потерять то ощущение чуда, которое в нем присутствует, поэтому я стараюсь чаще смотреть вокруг даже в, казалось бы, до мелочей знакомых местах.

График обычно довольно напряженный: в среднем у меня 6-7 часов чистого рабочего времени в день. С работы я обычно иду пешком на вокзал Charing Cross (я живу в пригороде, полчаса на электричке от центра), мимо Ковент-гардена, театров Вест-Энда. Домой приезжаю примерно в 10:15, пью чай, смотрю какой-нибудь фильм или читаю, спать ложусь ближе к полуночи. В те дни, когда у меня нет поздних уроков, стараюсь или попасть домой раньше, или что-то запланировать на вечер – театр, ужин с друзьями, иногда бассейн, флоутинг или поход на массаж и прочие девочковые занятия.

— Чем вы обычно занимаетесь в свободное время, когда оно у вас выдается?

В основном – путешествую или планирую путешествия. Мне жизненно необходимо примерно раз в пару месяцев куда-то лететь или ехать, иначе мне кажется, что я начинаю зарастать мхом. В уходящем году мне повезло побывать матросом на яхте ( мы с друзьями брали яхту напрокат и ходили в небольшой «поход» по Эгейскому морю в Турции в мае), так что теперь я очень хочу пройти курс Competent crew: корабли – это моя детская мечта, и лучшего места, чтобы учиться управлять яхтой, чем Британия, пожалуй, не найти.

Еще я учу итальянский язык и стараюсь не забывать все остальные (это, на самом деле, очень печально, когда чувствуешь, что все понимаешь, скажем, по-немецки, а ответить можешь только по-английски, потому что он «на кончике языка»).

Люблю ходить в театры – мне очень нравится британская театральная школа, и, конечно, очень много читаю – эта часть моей профессии одновременно и мое хобби. Люблю просто бродить по городу: несмотря на мои 7 лет в Лондоне, я все еще так много в нем не видела.

— Кто из иностранных актеров, на ваш взгляд, лучше всего смог сыграть русский персонаж?

Я редко смотрю фильмы или постановки по произведениям русской литературы, потому что обычно трактовка русских героев вызывает даже не отторжение, а улыбку: ну какой Живаго из Омара Шарифа или Онегин – из Ральфа Фейнса? Единственная актриса, которой, как мне кажется, удалось уловить характер и сыграть свою роль великолепно – это Одри Хепберн, сыгравшая Наташу Ростову в экранизации «Войны и мира» 1956 года.

Даже в моем любимом британском сериале «Аббатство Даунтон» не смогли обойтись без стереотипности и карикатурности в изображении русских эмигрантов (они там появились в последнем сезоне): тяжелый акцент, какая-то излишняя эмоциональность...

Единственное, о чем жалею, так это о том, что не посмотрела нашумевшую в свое время постановку «Мастера и Маргариты» в Барбикане – потом слышала о ней очень хорошие отзывы как от британцев, так и от русских.

— А вы лично сталкивались со стереотипами о русских?

Сейчас уже не так много, как раньше - все-таки в эпоху Интернета и дешевых авиарейсов уже никто не думает, что по Москве ходят медведи или все мужчины носят шапки-ушанки. Два самых устойчивых – это то, что «все русские пьют водку» и «русские не мерзнут/привычны к холоду». Если бы я каждый раз откладывала пенни, когда мне приходилось объяснять, что я не пью водку и выслушать в ответ «Но ты же русская!», я бы, наверное, уже могла купить подержанную машину! Особенно недоверчиво слушают о том, что русские люди вообще обычно водку закусывают, а не пьют просто так стопку за стопкой. Здесь традиции употребления алкоголя совершенно другие все же.
То же самое относится к холоду: стоит посетовать на промозглый холод - сразу же слышишь: «Но ты же русская!» и опять никто не верит, что русские не мерзнут не потому, что у них кровь другой температуры, а потому что в квартирах центральное отопление и одеваемся мы по-другому. Более, кстати, морозоустойчивых людей, чем британцы, я не встречала: эти люди вполне могут «утеплиться» шарфиком и выйти на улицу зимой во вьетнамках.

— Если бы вы захотели написать на стене в своей комнате какие-то важные для себя слова, что бы вы написали?

Пожалуй, «Улыбайся!» - как напоминание о словах барона Мюнхгаузена в исполнении Янковского: «Я понял, в чём ваша беда: вы слишком серьёзны. Умное лицо — это ещё не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица. Улыбайтесь, господа. Улыбайтесь!». Или традиционное британское «Keep calm and carry on».

изображение