09:55 

Lord Galvatron — хронический раздолбай, подниматель пингвинов, собиратель трансформеров, куритель идей и воплощатель их руками. В свободное от безобразий время просто работник метро. Человек, прошедший путь от уборщика метро до начальника смены.



— Вы начали свою работу в метро с должности уборщика. Какими судьбами вас туда завело?

Жизненная ситуация. Это было в далеком 2000-м году, завод наш на тот момент долго и упорно стоял, денег практически не платили, а кушать хотелось регулярно. Вот и пришлось искать новое место работы. Надо сказать, что в метро уже лет 8 как работала моя мама, поэтому я, нисколько не сомневаясь, без маминого ведома отправился в отдел кадров. Меня встретила табличка «Приема на работу нет», но почему-то не остановила. Я включил нахала, таки вошел в кабинет и поинтересовался, мол если приема нет, то как-же эта организация, без такого хорошего меня дальше функционировать будет? Когда инспектора прохохотались, решили, что и вправду — как?

В общем, на работу меня взяли, предложив два варианта: касса и уборка. Но поскольку у меня была крайне неудачная попытка заняться бизнесом в лихие 90-е, то при слове «касса» я сделал большие испуганные глаза и согласился на уборку, справедливо решив, что это своего рода фитнес, за который еще и деньги платить будут. Ну, а дальше разберусь, может, продвинусь по службе, а может, найду более вкусную работу.

— А на завод-то как вы попали?

Из-за собственного раздолбайства - вылетел из ненавистного химического ВУЗа. Поступить меня вынудили родители, так что после поступления бунтарская натура взяла свое, и я сделал все, чтобы институт покинуть.

В наказание грозный родитель, занимавший одну из начальственных должностей на заводе, устроил меня туда работягой. И я был счастлив! Балластом быть не мог и не хотел, а тут романтика в виде целого химического завода, да еще и производящего родине всяческую взрывчатку. В итоге, проработал на заводе 6,5 лет и ушел потому, что завод остановился, денег перестали платить, а кушать хотелось.



— Какие были впечатления от первой недели работы в метро?

Коллектив принял замечательно, учитывая, что я умудрился угодить на ту станцию, где работала моя мама и меня там уже знали. Если честно, то количество физической нагрузки повергло меня в легкий шок, хотя физически слабым я не был никогда. В первые ночи после помывки станции, когда оставалось пару часов до открытия метро, в которые можно было вздремнуть, уснуть не получалось никак. От перенапряжения мелкой дрожью тряслись ноги. Потом, конечно, привык и для себя решил посчитать, сколько же километров проходит уборщик станции за смену. Получилось около 20-ти, это внушило, но не остановило. Со временем я стал со шваброй бегать, увеличивая себе нагрузку специально.

— Опишите свой типичный рабочий день.

Придти на работу, получить благословляющего пендаля от начальства. Далее, как правило, это выглядит как бесконечная цепочка расхаживания с уборочным инвентарем по станции. Техпроцесс уборки огромен и, по сути, трудновыполним в полном объеме. Днем это тяжкий квест хождения по платформе с машиной, и при этом надо умудриться никого этим девайсом не задавить, потому как пассажир у нас всегда прав и во всем имеет приоритет. Ещё протирание баллюстрады эскалаторов, что мне почему-то всегда нравилось — ты стоишь, а он едет. Ну и бесконечное подметание и собирание бумажек, которые наши граждане щедро кидают на пол.

А ночью помывка всей станции, включая служебные помещения и платформы. Собственно после метрополитеновских объемов уборки, меня уже никакой другой уборкой не напугаешь.



— Зарплаты на жизнь хватало?

В первое время не хватало, но в этом не была вина метрополитена, просто я угодил в автошколу. Очень не люблю сидеть на месте и хотелось что-то делать, а водительские права никогда лишними не будут. Все деньги улетали туда и поэтому месяца три я питался исключительно бубликами и «бомжпакетами», еще и умудрялся снимать комнату. С тех пор не ем ни бубликов, ни китайской лапши)))

Впрочем, потом финансовая ситуация выровнялась и денег стало хватать, а впоследствии стало еще лучше, ибо я слегка подрос в должности и зарплата подросла вместе со мной.

— Как складывался ваш профессиональный путь дальше?

Я разведал обстановку и понял, что карьерный рост возможен. Организация была на тот момент одна из наиболее стабильных в плане зарплаты, опять же полный соцпакет и всякие ведомственные ништяки, типа санаториев и баз отдыха, окончательно укрепили меня в этом желании.

По правде сказать, я не мечтал, что за год с небольшим вырасту до начальника смены. Думал пересяду в контролеры, а там дальше решим. Хотя поездами я заболел окончательно и бесповоротно. Да и тишина и красота ночной станции, свет в тоннеле и странные ночные хозпоеда манили. И однажды мне предложили поучиться на оператора, я радостно согласился и через пару месяцев сдал экзамен, ну а потом чуть больше чем через полгода сдал экзамен уже на начальника смены. Тогда, в начале 2000-х, это было немного проще, чем сейчас.



— Сколько вы проработали оператором?

Оператором проработал чуть больше года, и это время запомнилось всякими забавными случаями с пассажирами и коллегами.

Однажды в поезде, следующем в депо приехал очень «в мясо» пьяный прапорщик, лежавший огромной, бесформенной кучей на полу вагона, разумеется разбудить тушку не представилось возможным. Вызвал ментозавра, пришел нано-вариант, полтора метра ростом, для которого металлоискатель смотрится как двуручный меч. Попинал тело, попыхтел, впрочем без малейшего ущерба для камуфлированной тушки.

А поезд надо отправлять и тут меня осенило, я встал над поверженным телом и набрав в легкие побольше воздуха скомандовал: «Равняйсь!! Смирно!! Шагом марш из вагона!!!» и свершилось чудо, туша воспряла из небытия по команде, строевым шагом вышла из поезда, домаршировала до колонны и снова там оплыла бесформенной пьяной кучей. Мы с ментенком ржали так, что чуть не уехали в депо, из вагона выходили держась друг за друга и плача от хохота, впрочем и пассажиры вокруг умирали от смеха. В общем, мастерство не пропьешь.

— Как выглядел ваш рабочий день, когда вы стали начальником смены?

Придти на работу, получить пендаля от начальства, выдать пендаля персоналу. Вернее, донести непосредственно в мозг высокие решения и прочую организационную чепуху, провести инструктажи и, если успеется, тяпнуть кофе. Поскольку в последнее время я уже не работаю на линии, то вся моя работа состоит в организации движения. Прием-отправление на линию и с линии, бесконечные маневры. Перерыв в движении бывает разве что в дневное «окно», время отведенное работникам смежных служб на техническое обслуживание путей и прочих устройств. Работы много — настолько, что как правило, что-то слопать можно очень сильно на ходу, разумеется, если вовремя вспомнишь, что в тебе только та несчастная чашка кофе, которую ты, вероятно, успел выпить с утра.

Выныриваешь из этой буйной движухи только тогда, когда приходит твоя смена, вот тут наступает особенное счастье, отмучался)) Я всегда при уходе домой желаю коллегам спокойной смены и свято верю, что она будет таковой.



— Какими качествами, на ваш взгляд, отличаются люди, работающие в метро?

В нашей службе есть понятие «движенец» — это тот редкий тип человека, способный делать несколько дел одновременно без потери качества. Этот тип, к сожалению, встречается не часто, и, когда мне говорят, что я движенец, это высший комплимент. А вообще ,в метрополитене работает огромное количество увлеченных людей, как влюбленных в свою работу, так и имеющих массу всяких интересных хобби за ее пределами. Такого разнообразия Личностей, именно с большой буквы, я не встречал нигде. А вообще, приятно осознавать, что подавляющее большинство работников заточены на качественное выполнение своей работы, потому как от этого напрямую зависит безопасность тех, кого мы перевозим. Раздолбаи случаются и у нас, но, как правило, долго на этой работе не задерживаются.

— Как сделать приятно работнику метро? Цветы, конфеты, алкоголь?

Прежде всего сказать «спасибо», потому как вежливость человека украшает. Цветы и конфеты иногда приносят, пытаются и алкоголь, но с этим строго. Впрочем, если наши девчонки сумели помочь пассажиру, достали с путей документы или отловили в поезде забытую сумку, и добрый пассажир принес им за это шоколадку, они будут счастливы. Девчонкам для счастья нужно не много. Хотя иногда пишут благодарность в книгу отзывов, на это начальство реагирует благосклонно и может работника поощрить премией, ну или просто помянуть добрым словом в ежемесячном разборе полетов.



— Вы уже не один год работаете там, где за день проходят тысячи людей. Изменилось ли у вас как-нибудь отношение к людям и человечеству в целом?

Можно сказать, изменилось. В чем-то в лучшую сторону, ибо всегда приятно видеть солидарность. Когда у меня пьяный мужичок свалился на пути, да так в лотке и заснул, вся платформа стояла и махала поезду, чтобы тот остановился, это очень сильно подняло мою оценку людей. А вот когда скандалят по пустякам, обижают персонал, мусорят и злословят, она падает ниже плинтуса. Впрочем, у меня нет привычки равнять всех людей под одну гребенку, к каждому подход индивидуален, как и отношение. Грубость среди персонала тоже случается, но за это строго наказывают, даже очень строго.

— Диггеры и прочие искатели подземных приключений вам попадались?

Попадаются регулярно, желание залезть и исследовать у народа не иссякнет никогда. Я их понимаю, сам любопытный, но служба есть служба, поэтому ловим, поймать не так сложно, как кажется.

— Что важно знать обычному пассажиру метро?

Не стойте у края платформы, особенно, когда толпа — вас могут спихнуть на путь, такое случается. Если это все-таки произошло, и вы оказались на рельсах, постарайтесь не паниковать, если видите въезжающий на станцию поезд. Просто лягте в лоток между рельсами — поверьте, машинист вас тоже увидит и применит экстренное торможение. Даже если состав остановится над вами, вас он не заденет, а аварийные службы быстро извлекут вас, ну разве что испачкаетесь. Если поезда нет, и вы в состоянии двигаться, не надо пытаться в панике вылезти на платформу, тут и кроется самая большая опасность.

На ходовых рельсах напряжения НЕТ, контактный рельс находится как раз вдоль платформы и принимается пассажирами за удобную «ступенечку» для вылезания, так вот, напряжение на этой «ступенечке» 825V, он, конечно, закрыт защитным коробом, но короб может легко пробить, а вас и тех, кто попытается вас вытащить, убить током. Поэтому, если можете двигаться, идите по лотку в сторону от поезда, в торце станции и орите, орите громче, вас увидят, либо сообщат дежурному персоналу, либо увидит в видеонаблюдение сам персонал и остановят поезда, снимут напряжение и выведут вас.

Также, если вы что-то уронили на путь, подойдите к контролеру на эскалаторах или постучитесь к дежурной по станции, они вам помогут, дежурная достанет оброненное, а если не сможет, извлекут с пути ночью, а утром вы заберете свою пропажу.

И, самое главное — берегите детей. Всегда страшно, когда у нерадивых родителей совсем маленькие детки подбегают к краю платформы, не держатся на эскалаторе, случаев масса. Следите за детьми, ведь травмировать метрополитен может очень серьезно.

— Ваше пожелание всем пассажирам метро.

Любите метрополитен, берегите его — и он обязательно ответит вам взаимностью.


URL
Комментарии
2014-08-15 в 11:43 

А что не работать нельзя, когда денег нет, — сами знаете.
придти исправьте, в ответе на третий вопрос

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

@Интервью

главная