Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:07 

Susanin— специальный и клинический психолог, учитель класса «Особый ребенок», андролог, психолог консультант и просто человек любящий жизнь.


изображение


— Расскажите, как вы стали психологом?

Вы будете смеяться, но психологом я стал совершенно случайно. Просто однажды я познакомился с девушкой, которая училась в ВУЗе на логопеда и решил поступить в тот же ВУЗ. Только вот выбрал специальность психолога. И внезапно – это оказалось так интересно. С той девушкой мы разошлись, а вот с психологией так вместе и остались. По образованию я специальный психолог (т.е. психолог которого учат работать с детьми с разнообразными проблемами в развитии типа: аутизм, нарушения опорно-двигательного аппарата, задержка психического развития и т.д.) и по специализации детский клинический психолог.

— Однако из всех возможностей, которые вам специальность открывала, вы выбрали работу с особыми детьми. Что вас побудило?

Когда я учился в институте, меня гораздо больше интересовали вопросы клинической психологии и психотерапии, нежели специальная психология. Параллельно учебе в институте я начал работать в социальной службе специалистом по социальной работе. В мои обязанности входило работать с социально-неблагополучными семьями. И я так работал, что через некоторое время, меня пригласили в школу работать с детьми с задержкой психического развития. Там я занимался своей любимой на то время темой (коррекция нарушений поведения и профилактика злоупотребления психоактивными веществами). Потом из декрета вышел основной специалист, и мне пришлось уйти.

Потом я искал работу и совершенно случайно наткнулся на объявление о работе психологом в одной благотворительной организации. Когда я пришел, оказалось что место психолога уже занято, но есть место педагога. Так собственно я и начал работать с детьми с тяжелыми множественными нарушениями проживающими в детском доме. А через некоторое время, чиновники в очередной раз признали, что нет необучаемых детей и ребята, с которыми я работал, пошли в государственную школу. А поскольку людей, которые могут работать с такими детьми не сильно много, меня пригласили учителем в школу. Так и получилось, что я перешел из одной организации в другую, но при этом дети были те же, и место, то же (просто территориально я работаю в детском доме интернате). Вот так я и стал учителем класса «особый ребенок».

изображение


— И сколько лет вы уже работаете?

Ну, если считать опыт работы в благотворительной организации, то скоро четвертый год пойдет.

— Чем уроки у особых детей отличаются от обычных?

Сложный вопрос. На самом деле они одновременно отличаются и всем и ничем.

С одной стороны на моих, изучаются совершенно другие вещи, и образовательные технологии я использую другие. А с другой, мне также приходится искать индивидуальный подход к каждому ребенку, также приходится держать дисциплину в классе, также приходится заниматься здоровьесбережением. Просто выглядит – это иначе. Например, если в обычном классе здоровьесбережение – это рассказ о «здоровом образе жизни» или программы по профилактике злоупотребления ПАВ, то в моем – это использование реабилитационного оборудования (коляски, ортопедические стулья, вертикализаторы и т.д.). Если в обычном классе индивидуальный подход – это разный стиль общения, то в классе О.Р. – это учет того что у всех детей абсолютно разные возможности и потребности.

Вот так и выходит что по форме – это абсолютно разные вещи. А суть одна – сохранение здоровья, воспитание и передача культурно-исторического опыта (психологи и педагоги меня поймут), ну и написание бумажек, конечно же.

— Встречались ли вам дети, которым невозможно помочь, не смотря на все усилия?

Ну, я им и не помогаю. Я их учу, в том числе и тому, что бы они могли самостоятельно о себе позаботиться. Но, да мне встречались дети, с которыми у меня не было динамики, либо динамика была отрицательная. Если смотреть на причины, то там может быть две большие группы причин. Это биология (когда регресс обусловлен физиологическими особенностями) и это мои косяки (неверно поставлена цель, неправильно подан материал и т.д.)

изображение


— Расскажите поподробнее о своей работе.

Я работаю с детьми, проживающими в детском доме, и знаю, что практически все из них после достижения совершеннолетия попадут в психоневрологический интернат. Поэтому я обучаю их, прежде всего вещам, которые могут пригодиться им в этом интернате. Это коммуникация (от банального «да»-«нет», до использования жестов и слов, от общения со взрослым, до общения с другими детьми). Второе направление – это обучение бытовым навыкам. От умения помогать взрослому, ухаживать за собой (например, расслабляться, когда одевают или глотать, когда кормят), до самостоятельного ухода за собой и другими детьми (например, одевание других детей). Третье направление – это обучение трудовым навыкам. Четвертое направление – это работа с поведением (истерики, стереотипии, агрессия и т.д. и т.п.). Пятое направление – это академические знания (элементарная математика и представления о мире). Ну и физическая реабилитация. Это так, если совсем вкратце.

— Бывают моменты, когда вы жалеете, что выбрали эту область?

Конечно. Обычно это происходит в 6 утра (именно в это время мне надо встать, что бы успеть на работу), а уж если я заснул после часа ночи, я так жалею… ))) Но в принципе 20 минут сна в электричке и 40 минут сна в метро, решают эту проблему.))) Ну а если серьезно, то нет, не жалею. У меня очень интересная работа, которая требует от меня максимально широкого спектра знаний и умений (от работы с особыми детьми, до работы с взрослыми которые этих детей обучают), и за эту работу мне неплохо платят.

— Чему вас научили особые дети?

Ой, да много чему, это и умение противостоять манипуляциям, и умение очень жестко держать границы, и грамотно ставить цели... Всего и не перечесть.

изображение


— Что бы вы посоветовали молодому человеку или молодой девушке, которые собираются выбрать в жизни ваш путь и вашу работу?

Ну что я могу сказать насчет пути и работы...

1. Живите максимально полной жизнью. Работа, какой бы интересной/важной/классной (ненужное вычеркнуть, нужное вписать) – это только работа. Общайтесь, отдыхайте, любите наконец.
2. Если вы работаете с детьми, то ваша задача не сделать им хорошо здесь и сейчас, ваша задача достигать поставленной цели.
3. Не жалейте детей. Жалость нужна только беспомощным. А особые дети не беспомощны, просто нужно найти, что они могут. Да и потом, если вы будете их жалеть, то когда вы будете с ними работать?
4. Иногда нужно быть жестким, но жесткость – это не жесткость…
Знаете, на самом деле хочется сказать очень и очень много, и я мог бы часами сидеть и говорить об этом. И если этим летом, я все-таки смогу дописать свою книгу, то… Впрочем – это ока шкура неубитого медведя, потому делить ее не буду.

изображение


— Над, чем еще вы работаете?

Я занимаюсь психологическим консультированием. Сейчас в большинстве случаев я работаю по скайпу (хотя лицом к лицу предпочтительней, но не всегда получается, по времени и возможностям). Периодически я веду различные обучающие семинары для взрослых, взаимодействующих с особыми детьми (волонтеры, родители, специалисты).

А еще, и это сейчас для меня самый интересный проект, с нового года я занимаюсь организацией и модерированием интервизорских групп для специалистов, работающих с детьми с множественными нарушениями.

Ну и есть еще одна направление – это не работа, в полноценном понимании этого слова (за нее мне не платят, и с меня не требуют результата и отчета). Я пишу книгу, которая должна рассказать про суть работы с особыми детьми (не про методику, а про взгляд на проблему и отношение к ней).

— При такой занятости, наверное, часто возникает проблема нехватки времени и душевных сил на себя и близких?

Конечно, проблемы со временем есть, но в принципе они решаемы. Где-то я меньше сплю, где-то очень четко планирую свой график, а где-то стараюсь разложить работу на маленькие кусочки и делать постепенно, ну а где-то банально не успеваю.
Но в любом случае, я не живу на работе. Хотя думаю, что мои близкие были бы не против, что бы я уделял им больше времени.
Ну а про душевные силы. С одной стороны я вижу результат своей работы, с другой у меня есть близкие, которые в трудные минуты меня поддерживают и помогают оценить всю красоту мира.

изображение


— Ваши близкие ревнуют вас к работе? Как они вообще относятся к тому, что вы большую часть себя посвящаете другим людям?

Ну, тут я наверно вас разочарую, я не считаю, что посвящаю себя другим людям. Я просто делаю то, что мне интересно. И мои близкие сейчас относятся к моей работе точно так же. Это не возвышенная миссия - это работа. Единственное, что могу сказать - это, то что сейчас мои близкие просят меня оставлять работу на работе и не говорить дома о ней.

— Что вам помогает в трудные жизненные моменты?

Когда мне бывает грустно и плохо, и я понимаю что жизнь «грусть, тоска, печалька» приходят мои близкие, отвешивают волшебный пендель (ну или гладят по голове) и жизнь обретает новые краски . А насчет сдаваться… Если видишь положительную динамику в том что ты делаешь, сдаваться несколько странно.

— Спасибо большое за интересный разговор! В завершении нашего интервью, что бы вы хотели пожелать обитателям @дневников?

Живите и наслаждайтесь жизнью.

изображение

URL
Комментарии
2014-06-14 в 15:47 

VikaLee
Это потрясающе, правда :hlop:
Так как моя будущая профессия тесно связана с этой сферой, то это интервью действительно мотивирует узнавать больше и учиться лучше.
Спасибо за такое интересное интервью ;-)

2014-06-21 в 13:38 

Harmiron
Все продолжается
замечательный человек. и пусть это не мисси, а тольько работа, но работник замечательный, и работа в руках горит. удачи вам!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

@Интервью

главная