• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: писатель (список заголовков)
10:36 

Евгения Мелемина, писательница

На наши вопросы сегодня отвечает Евгения (Melemina) Мелемина – писательница, начавшая творческую деятельность на @дневниках, лауреат литературной премии «Рукопись года»(2011-2012) с романом «Солнце в рюкзаке», номинант литературной премии «НОС» с романом «Осколки под стеклом». В блоге Евгении было опубликовано более двадцати оригинальных произведений — ей удаются как рассказы, так и крупная проза, как киберпанк («Трава на бетоне»), так и лирические и юмористические произведения (цикл рассказов «Страсти нечеловеческие», повесть «Принцесса Зефа»).



— В какой момент вы почувствовали «Ну вот, теперь я — настоящий, состоявшийся писатель»?

М: этот момент еще не наступил. Есть множество параметров, по которым определяется, является ли человек настоящим писателем или нет, и все они зыбкие и спорные. Я пока не определилась. Возможно, я не писатель. Может, я фотограф. Или стэнд-апер. Возможно, мне нужно писать смешные монологи и корчить рожи. Или вообще, я — талантливый аквариумист. Одно могу сказать точно: я не художник и не балерина, остальное под вопросом.

— Книга издана. Расставьте связанные с этим события и переживания в порядке убывания важности для вас: 1) благодарные отзывы читателей; 2) отзывы тех, кто действительно глубоко понял вашу мысль; 3) полученные за книгу награды; 4) гонорар; 5) само ощущение, когда держишь в руках собственную книгу; 5) мощный толчок вдохновения для следующей книги; 6) признание и восхищение от коллег по цеху; 7) чувство, что реализуешь для себя важную жизненную задачу.

М: приоритеты…
Номер семь: для меня важна самореализация в первую очередь.
Номер три: я рада признанию комиссий литературных премий.
Номер один и номер два вместе: я пишу для людей и рада, когда они вступают со мной в диалог.
Номер четыре: гонорар. Я так много писала бесплатно, что теперь искренне радуюсь оплате за то, что раньше делалось просто так.
Номер пять и номер шесть: спорно. Каждая книга меня надолго выключает из творческого процесса. Я злюсь на свои книги. Они всегда провоцируют меня на перерыв в писательской деятельности.
Номер шесть: совсем нет. Работаю без оглядки на коллег по цеху. Именно по этой причине я не читаю нашу фантастику. Не хочу никаких параллелей, не хочу ничего общего. Не хочу «вливаться в жанр».

— Ваше отношение к утверждению «Кто в молодости не был революционером – у того нет сердца. Кто в старости не стал консерватором – у того нет мозгов»?

М: наверное, я еще не настолько зрелый человек, чтобы оценить эту фразу по достоинству. Мне больше нравится вариант: «Делай, что должен и будь, что будет». Дело в том, что люди по-разному воспринимают понятие счастливой жизни, и собственная безопасность зачастую является ее синонимом, но проблема в том, что консерватор никогда не будет в безопасности, он всегда будет под контролем, и этот контроль рано или поздно проявит себя. Что тогда останется? Смиряться и убеждать себя в том, что все происходит абсолютно правильно.

Это тяжкая задача: убеждать себя в том, чего нет. Я бы не хотела этим заниматься.

— Должен ли писатель иметь твердую гражданскую позицию?

читать дальше

@темы: писатель

09:21 

Либертарный Дракон, историк, писатель, публицист

Сегодня у нас в гостях Михаил Гончарок — он же Либертарный Дракон — историк, писатель, публицист, @дневниковец с 10-ти летнем стажем и анархист, уважаюющий традиционные ценности. Родился в Ленинграде. В 1984 г. закончил исторический факультет Ленинградского государственного педагогического института им. Герцена. С 1990 года живет и работает в Израиле.



— Ты родился и вырос в одной стране, а теперь живешь в другой. По твоему опыту, какая самая большая потеря человека, который меняет для себя страну проживания?

В другой стране я живу почти полжизни. В первые годы после отъезда я ответил бы на этот вопрос так: «самая большая потеря — это утрата привычного, близкого круга общения и востребованности». Впоследствии, уже на местной почве, я приобрёл совершенно другой круг общения, который, полагаю, оказался ничуть не менее важным для меня, по большому же счёту — даже более значимым, согласующимся с моим внутренним «я».

Вместе с тем, с течением лет, обнаружилось, что и старый круг никуда не делся — теперь, слава богу, можно совершенно спокойно ездить друг к другу в гости, про переписку и разговоры по скайпу я уже и не говорю. Двадцать пять лет назад было не то. Те, кто уезжал, ныряли в полную неизвестность без особой надежды когда-либо навестить места своего детства, друзей и близких. Люди расставались навсегда. Я помню совершенно душераздирающие сцены прощаний в аэропортах и на железнодорожных вокзалах. Это напоминало процедуру прощания на похоронах. Но, когда в 1990-м году уезжал я, всё-таки времена изменились, и где-то на горизонте уже маячил некий свет надежды. В семидесятых, помню, ощущение от прощания было совсем другим — глухой тоской, как будто вколачивали гвоздь в крышку гроба.

— Ностальгия посещает?

Многие (думаю, большинство) ностальгируют тем яростнее, чем меньше у них получается состояться в профессиональной сфере на новом месте и свыкнуться с окружающей ментальностью. У меня, слава богу, с этим всё в порядке, да и ехал я не за колбасой.

Галич писал: «Я в грусть по берёзкам не верю, / разлуку слезами - не мерь». Но мои «берёзки» — это хвойный лес, и вот по нему я действительно грущу. Теперь, по большому счёту, мне не хватает лишь привычной с детства, любимой природы Севера. Это одна из главных причин, по которым я часто приезжаю в Россию. Встретиться с друзьями детства, одноклассниками и однокурсниками, выпить положенное в таких случаях количество водки, и — в лес. К соснам, валунам, маленьким таёжным озёрам.

— А какое самое большое приобретение дает смена страны?

читать дальше

@темы: публицист, писатель, историк

@Интервью

главная